История появления сёрфинга от древности до наших дней

  • 63
  • 0
  • 2017-10-04 12:59:11


История появления сёрфинга от древности до наших дней - фото | Статья на блоге интернет-магазина TheRide

Это сегодня серфинг – серьезный вид водного спорта. А когда-то он был для полинезийцев тем, чем для древних эллинов – Олимпийские игры: синтезом искусства, спорта и религии. Родился сёрфинг на Таити. Примерно в IV веке нашей эры полинезийцы, проживающие здесь и на других островах, в поисках новых территорий начали осваивать Гавайи. Только самые отважные и ловкие мореходы добирались до новых берегов, неся древнейшие традиции полинезийских племен. Среди обычаев было и скольжение по волнам на доске.

Чести оседлать волну был удостоен не каждый. Серфинг считался исключительно благородным занятием. Только короли могли позволить себе властвовать над волнами. Для знатных персон были определены пляжи с лучшими волнами – и лучшие волны были тоже собственностью королей. Поэтому разделить волну с принцем или королём считалось преступлением. А преступление каралось смертью.

Серфинг не был просто развлечением. Если король падал с доски – непременно падал и с престола. На авторитет правителя во многом влияло его умение показать себя на волнах. Ввиду такой важности сёрфинга, подход к нему был соответствующий. Жрецы призывали самые непокорные, длинные и высокие волны, используя заклинания, ритуальные танцы, тысячелетнюю статистику и приметы. Потомственные шейперы (мастера изготовления досок для сёрфинга) создавали именные королевские доски по технологии, передававшейся из поколения в поколение и доступной только избранным. Доски простых смертных и наследников богов существенно отличались: царские «оло» достигали в длину 7 метров (в среднем – около 5 м), а «крестьянские» доски – не больше 3,5 метров. Регулярные соревнования обычно проводились в честь религиозных празднеств.

Вредная привычка


Экспедиции Кука привлекли к Гавайям интерес европейцев. Беглые каторжники и миссионеры бросились, каждый на свой манер, ускорять процесс эволюции полинезийцев до уровня цивилизованного общества XIX века. Сильные загорелые островитяне, гордо несущиеся наперегонки с ветром, без письменности и одежды не соответствовали европейскому представлению о современном человеке. Вместе с другими особенностями культуры Гавайев серфинг был признан языческим излишеством и официально запрещался.

После свержения монархии тень серфинга все же продолжала носиться над берегами Гавайских островов, хотя на Таити и в Новой Зеландии он был практически истреблен. Вероятно, из-за трудности исполнения, катание на волнах не приобрело популярности у гостей и новых хозяев этих земель.

Гавайцы быстро вымирали. Привыкшие к тропическим ливням, штормам и засухе, они оказались абсолютно неприспособленными к европейскому способу существования. Новые вирусы, алкоголь, чужие традиции, гонения. Если при Куке население Гавайев составляло 800 тысяч человек, то через сто лет, в конце XIX века, гавайцев осталось не больше 40 тысяч. В Гонолулу, самом большом городе на Гавайях, только каждый четвёртый был коренным жителем.

Серфинг стал развлечением лишь немногих сумасшедших иностранцев, рискнувших вкусить гавайскую экзотику. Одним из таких любителей острых ощущений был и Марк Твен.

Принцесса-сёрфер


В 90-х годах позапрошлого века одним из последних прирождённых серферов была гавайская принцесса Каиулани. Последняя представительница старой школы Уайкики (местность на побережье Гавайев) каталась на длинной доске – «оло». Каиулани была племянницей последних представителей правящей на Гавайях династии и одновременно дочерью губернатора Арчибальда Клегорна. Поэтому она отправилась получать высшее образование в Англию. Путешествуя по Европе, «дикарка» удивляла местную знать как выдающийся лингвист, музыкант, художник, наездник, пловец и серфер. Принцесса не стеснялась демонстрировать своё искусство у берегов туманного Альбиона, открывая высшему обществу Европы это увлекательное занятие.

Свои в доску


В начале XX века только пара-тройка эксцентриков всё еще увлекалась серфингом. Одни, haole (белокожие), как тропической экзотикой. Другие, коренные гавайцы, в поисках утраченной свободы. В 1907 году на Гавайи приехал уже известный тогда писатель Джек Лондон. Он тоже пробовал оседлать волну – и, как свидетельствуют очевидцы, вполне с этим справился. Вдохновлённый океаном и уцелевшими остатками островитянских традиций, Лондон в том же 1907 году написал рассказ «Спорт Королей: Серфинг на Уайкики».

Проникнуться серфингом знаменитому литератору помогли двое: Александр Хьюм Форд – журналист и исследователь, который, собственно, и научил Джека Лондона кататься на волнах, и Джордж Фрит. Последний был потомком гавайских королей. На доставшейся ему по наследству доске, Фрит в 16 лет научился стоя скользить по волнам, возродив утраченное мастерство (туристы катались преимущественно лёжа). Очень скоро он стал самым известным и искусным «beach boy» на островах.

Талант, связи и напор Джека Лондона помогли Джорджу Фриту как самому яркому воплощению серфинга заинтересовать спонсоров. Железнодорожный магнат Генри Хантингтон пригласил серфера в Калифорнию на церемонию открытия железнодорожной ветки Редондо – Лос-Анджелес в качестве шоу-программы. Выступление Фрита принесло ему всемирную славу и титул «первого человека, который занимался серфингом в Калифорнии», а серфингу – первый толчок в завоевании мировой популярности. Кстати, позже Фрит стал первым пляжным спасателем Калифорнии, вернув жизнь 78 неудачливым купальщикам.

Просвещение изумленного мира в области серфинга велось на трех фронтах. Джек Лондон продолжал поэтизировать покорение океана в своих произведениях. Джордж Фрит наглядно демонстрировал красоту, мощь и ловкость серфера, устраивая показательные выступления. Александр Хьюм Форд вел общественную работу, разворачивая кампанию по популяризации серфинга на Гавайях. По его инициативе 1 мая 1908 года был официально зарегистрирован первый в мире серф-клуб «Hawaiian Outrigger Canoe Club». На самом деле первый серф-клуб был основан чуть раньше – в 1905 году. Несколько коренных гавайцев, видя возвращение родного вида спорта, отдыха и самосовершенствования, основали неофициальный серф-клуб «Hui Nalu», центральной целью которого было возродить интерес к серфингу среди коренных гавайцев. Официальный и неофициальный клубы проводили регулярные соревнования между собой, стирая национальные и расовые границы солёной океанской пеной.

Новый король


Одним из основателей «Hui Nalu» был Дьюк Каханамоку, двукратный олимпийский чемпион по плаванию. Как коренной гаваец Каханамоку был также профессиональным серфером. Прославленный пловец ездил по всему миру, демонстрируя искусство покорения волны. В 1917 году Дьюк установил очередной рекорд в серфинге: он продержался на волне целый километр, что по тогдашним представлениям было практически немыслимо.

В отличие от своих предшественников, Дьюк не только показывал, как надо, но и учил желающих знаменитостей держаться на доске. Благодаря стараниям Каханамоку, серфинг не превратился в цирковое представление, а все же остался спортом.

Сигары Блэйка


В то время доски изготавливались из тяжёлого красного дерева по образцам старинных классических гавайских «оло». Революцию в истории сёрфинга совершил Том Блэйк. Известный серфер не раз на себе испытал все достоинства и недостатки существующей формы доски для сёрфинга. Кстати, в 1928 году Блэйк заложил традицию проведения Чемпионата тихоокеанского побережья по серфингу в Корона-дель-Мар. Кроме того, Блэйк впервые сфотографировал серфинг с воды. Но золотыми буквами в книгу истории серфинга он вписан не за это, а за свои «сигары». Том Блэйк стал автором новой конструкции серфборда: легкие доски, полые внутри, за свою форму получили название «Сигары Блэйка». Весили «сигары» меньше 30 килограммов, в то время как классическая конструкция предполагала вес около 70. К тому же Том, любитель зрелищности, догадался установить на доски плавники, которые помогали повысить управляемость и маневренность доски. Теперь серферы могли выполнять более сложные и захватывающие зрителей трюки (до этого, чтобы совершить поворот, требовалось опустить ногу в воду перед доской). В 1930 году Блэйк получил патент на свою гавайскую полую доску с плавником. Это был серьезный прорыв в серфинге, приближающий его глобальную популярность.

Конверсия


Первые коммерческие доски появились в 1937 году с открытием бальзы – особого вида лёгкого дерева. Бальзу впервые использовал Пит Петерсон. При изготовлении первых досок на продажу использовалось красное дерево, бальза и соединяющий их водонепроницаемый клей, изобретённый для военных целей в годы Первой мировой войны. Научные достижения в области техники времен Второй мировой также стали полезны серфингу. Появление смол, пенопласта и стекловолокна открыло новые перспективы для массового производства серфбордов.

Коммерческое производство досок значительно расширило аудиторию серфинга. Кроме того, население Соединённых штатов вышло на новый уровень жизни. И этот экстремальный вид спорта перестал быть экзотическим. 50-е – 60-е гг. XX века можно смело назвать «Золотым веком» в истории серфинга.

Beach boys


В Калифорнии серфинг стал своего родом протеста против обыденности и символом свободы. Молодые парни и девушки хотели серфить, веселиться и просто хорошо проводить время, не думая о завтра, живя сегодняшним днем. Они целыми днями пропадали на пляже, катались, устраивали барбекю и придумывали всевозможные развлечения. Часто жили в палатках, машинах или просто под открытым небом.

Джон «Док» Бол – зубной врач и серфингист, первый, кто начал профессионально фотографировать серфинг и второй, кто вообще фотографировал серфинг «с воды». Док использовал водонепроницаемый бокс для фотокамеры, что позволило по-новому взглянуть на мир серфера. Классикой жанра стал фотоальбом Дока «California Surfriders» («Калифорнийские серферы»), изданный в 1946 году.

Гаваец Рабит Кекаи изобрел «хот дог серфинг» – доску для маленьких волн. Только настоящий ценитель больших волн, первый покоритель южного побережья Оаху (Oahu) мог найти удовольствие даже в райде на маленьких волнах. И это оказалось, возможно, менее зрелищным, но уж никак не менее занимательным и интересным занятием.

Джон Келли, серфер не только телом, но и душой. В 1961 году он основал общество «Save Our Surf», призванное защитить побережье Гавайев от засорения и «индустриализации». В своей активной социальной работе Общество руководствовалось древней гавайской мудростью: «Aloha aina, Aloha kai», что значит: «Заботься о земле, заботься о море и бери у природы только то, что действительно необходимо».

Вуди Браун – известный летчик, автор нескольких рекордов в мировой авиации, с 1939 года национальный герой, по совместительству – выдающийся серфер. В 1953 году агентство «Associated Press» опубликовало в газетах фотографию: Вуди Браун и два других серфера летят на гигантской гавайской волне Макаа. Многие юноши только из-за этого готовы были заняться серфингом. Серфинг начинает распространяться вирусно. Серф клубы, открываются по всему побережью от Санта Круз до Ла Джолла (La Jolla). На Гавайи отправляется настоящее паломничество из Калифорнии и Техаса.

Последними персонажами эпохи возрождения серфинга стали Грэг Нолл и Петер Коул. Они ринулись на Гавайи, следуя примеру Вуди Брауна, и прославились как наездники самых больших волн в 50–60х гг.

Индустрия


К концу 60-х почти каждый калифорниец так или иначе занимался серфингом. Благодаря тому, что доски стали легкими и доступными в цене, их могли приобрести все желающие. Теперь прокатиться на волне стало так же просто, как пробежаться на роликах по аллее парка. И не только в США серфинг приобрел национальный размах. На многочисленных пляжах Европы, Бразилии, Южной Африки, Австралии, – везде, где хоть один день в году бывают волны необходимой формы и размера, появились толпы серферов, готовых стать в очередь за волной.

Сейчас серферы покоряют волны невероятных размеров и форм, открывают все новые волны по всему миру и каждый год усовершенствуют серфборды. Есть серфинг и в Росиии. За последние несколько лет он развился довольно активно. Свои серферы есть во Владивостоке, Сочи, Камчатке и даже в Питере.

Серфинг родился как языческий обряд покорения стихии. Продолжил свое существование как атрибут величия и знатности. Пережил упадок в качестве греховного излишества. Был возрожден как романтическое приключение. Расцвел как удел сильнейших и храбрейших. Затем, как и многие другие явления, превратился в индустрию.


По материалам surfbali.ru

Оставить отзыв  ↓
 
Ещё никто не оставил отзывов.